75-я стрелковая дивизия 1-го формирования
Светлой памяти наших отцов, дедов и прадедов
ПОСВЯЩАЕТСЯ...
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [8]
Друзья и партнеры
...
Главная » Статьи » Мои статьи

Подвиг обычных людей. Медно, 1941 год. Часть 1: "Чапаевец"

22 июня 2018 года будет 77 лет с той страшной даты, когда наши отцы и деды приняли на себя мощный удар «непобедимой» гитлеровской машины, прошедшей триумфальным маршем по всей Европе. С каждым годом уходят от нас очевидцы и участники тех трагических событий, все глубже прячет земля не погребенные останки наших воинов. Но в семьях еще сохранились пожелтевшие письма и записки, в которых живы воспоминания родных и близких нам людей о тех днях и своих боевых товарищах, не вернувшихся с той войны.

Одними из первых испытали на себе смертельное дыхание войны жители деревни Медно Брестской области. На собственном опыте они познали «новый порядок», что принес гитлеровский режим. Три долгих года, ставших одним черным днем, фашисты и их пособники хозяйничали на их земле. Непокорившиеся жители деревни Медно, с первых дней войны и в условиях оккупационного «порядка» стали вести борьбу с врагом. В июне 1941 года жители деревни Медно оказали помощь раненым советским солдатам, приютили их и пока было возможно, прятали от немцев.

Фашисты грабили, убивали, насиловали, жгли, вешали, подвергали пыткам и уничтожению местное население. В центре Медно стоит памятник на братской могиле свыше 130 жертвам фашизма и полусожженному селу.

Ныне Медно не узнать, торговый центр, больница, жилые добротные дома. Живут хорошо, но не забывают своего прошлого.

Очень много для увековечивания памяти односельчан и для сохранения памяти сделал учитель Медновской школы Петр Данилович Коробейко. Его трудами был создан музей боевой славы, велась переписка с ветеранами, собрано огромное количество экспонатов и материалов о родном селе. Сейчас его работу продолжает его дочь, учитель средней школы д.Медно Алла Петровна Коробейко. Именно Петр Данилович рассказал о героическом подвиге своих односельчан, которые под угрозой смерти прятали и спасали жизни многим воинам 34-го стрелкового и 68-го артиллерийского полков.

Этой статьей мы начинает публикацию материалов собранных П.Д.Коробейко и воспоминаний ветеранов.


Петр Данилович Коробейко

 

1. ЧАПАЕВЕЦ

Среди лесных массивов и озер, в нескольких километрах от шоссейной и железной дорог находится деревня Медно. Деревня существует с давних времен, богата своими трудовыми и боевыми традициями. Об этом и будет наш рассказ.

Жил в Медно Алексей Мартынович Бондарук. Интересна судьба этого человека. В период Первой Мировой войны Алексей Мартынович вместе со своими родителями выехал в Россию в Оренбургскую губернию. Там его и застала Октябрьская революция 1917 года.

В 1918 году он добровольцем ушел в Красную Армию, защищал молодую Советскую республику, сражался на фронтах гражданской войны. Службу в Красной Армии он начал в 25-й Чапаевской стрелковой дивизии, участвовал в боевых действиях в Южно-Уральске, станице Бердово Оренбургской губернии. В июле 1918 года был ранен.

После излечения воевал в 22-й стрелковой дивизии, сражался с Деникиным в Саратовской губернии. После разгрома белого движения в 1921 году с родителями вернулся в родную деревню. С тех пор его и стали звать чапаевцем.

Приехали они на пустое место, все хозяйство надо было начинать заново, а жить в годы правления панской Польши было очень трудно. Земли было мало, чтобы прокормить семью работали от зари до зари.

В сентябре 1939 года пришла Красная Армия и вскоре эти земли вошли в состав Советской Белоруссии. В деревне избрали Временный комитет по организации Советской власти. Председателем был избран Алексей Мартынович Бондарук. В состав комитета вошли жители Медно – Радчук Сидор Николаевич, Пальчук Василий Григорьевич, Василюк Семен Васильевич, Василюк Моисей Андреевич.

Работы у комитета было очень много, создавались первые органы советского управления в деревне, устанавливалась Советская власть.

На первых выборах 24 марта 1940 года Алексея Мартыновича избирают депутатом в местный Совет. На первой организационной сессии его избирают председателем Медновского сельского Совета.


Алексей Мартынович Бондарук

В конце мая 1941 года в трех километрах от деревни, полевым лагерем встал воинский гарнизон в составе 34-го стрелкового полка и 68-го легкого артиллерийского полка 75-й стрелковой дивизии. Часть офицерского состава гарнизона проживала в домах местных жителей.

Но недолго длилась свободная мирная жизнь. Ранним утром 22 июня 1941 года немецкие снаряды начали рваться в окрестностях деревни. Особенно интенсивному обстрела подверглась южная часть деревни, так как немцы знали, где находился полевой военный лагерь.

Страшное слово «война» пронеслось по деревне. Жители оставляли свои хаты и уходили в лес. Ушел в лес и Алексей Мартынович Бондарук. Он хотел уйти вместе с солдатами на восток, для этого сидел недалеко от дороги Дуричи-Малорита, в ожидании что по ней будут отходить наши части. Но части 75-й стрелковой дивизии по этой дороге не отступали, приняв ранним утром бой с немецкими войсками, советские солдаты только в ночь на 23 июня 1941 года отошли к озеру Рогознянское, где, сконцентрировавшись отражали атаки немцев в течении 23 июня. 24 июня 1941 года части 34-го стрелкового и 68-го артиллерийского полков стали с боями отходить в направлении деревни Богуславка.

А 22 июня Алексей Мартынович ждал до восьми утра, пока не увидел, что по дороге к селу уже ехали немецкие танки, а на машинах и мотоциклах – немецкие солдаты. Вечером Бондарук вернулся в Медно.

На второй день в его хату ворвались немцы, кто-то доложил немцам о председателе сельсовета. Его привели к офицеру, который избив Алексея Мартыновича сказал: «Ты служил Советам, а теперь будешь служить Великой Германии». Но и в такой ситуации не растерялся Бондарук.

- Господин офицер, - обратился Алексей Мартынович к немцу, - дайте мне справку, чтобы другие немцы не трогали, а то я не смогу выполнить ваши указания.

- А, хорошо, умный руська голова, - ответил офицер и приказал выдать справку на немецком языке за своей подписью и печатью.

- Так я стал старостой, - вспоминал Алексей Мартынович. – Эта справка мне во многом помогла, когда я ее показывал немцы отпускали меня.

Началась «жизнь» при оккупации. Алексей Мартынович как мог старался помочь советским солдатам и своим односельчанам. В первую очередь надо было спасти советских солдат и местных жителей. Большинство раненых уже находилось вблизи деревни Рогозно, некоторые были недалеко от полевого лагеря гарнизона или прятались в лесу. А.М.Бондарук организовал местных жителей с повозками, собрали раненых и перевезли их в Медно, где разместили в двух хлебных сараях у Максима Андреевича Дорошука и Халимона Григорьевича Полещука. Первоначально раненых было более 40 человек.


Халимон Григорьевич Полещук

Алексей Мартынович вместе с Дмитрием Романовичем Станчуком поехали на повозке в разбитый лагерь и собрали там все медикаменты, а также привезли в село двух оставшихся военврачей.

Этими лекарствами врачи и лечили раненых. Местные жители ежедневно готовили еду, некоторых тяжелораненых приходилось кормить. Часто это делали Екатерина Кирилловна Демидюк, Вера Емельяновна Наумчик, Ефросинья Алексеевна Бондарук (фамилии девичьи) и другие. Только двое тяжелораненых умерли на руках этих женщин, остальные все поправились.

Весть об этом лазарете распространилась по всем близлежащим деревням. Некоторые раненые приходили позже сами, некоторых привозили знакомые или родственники.

Так, однажды Надежда Егоровна Степаненко привезла своего мужа, тяжелораненого начальника 4-й резервной пограничной заставы (дислоцировалась в фольварке Отоки, в районе станции Дубица), лейтенанта И.И.Степаненко.

А.М.Бондарук организовал повозку и приказал доставить его на лечение в Брест. К сожалению, было уже поздно. Через несколько дней офицер умер, а жена его вернулась в деревню Медно.

Когда большинство раненных было вылечено, один из врачей, он был в звании майора (военврач 2-го ранга) организовал группу и повел ее за линию фронта. По дороге они прихватили оружие, что было спрятано в лесу возле полевого лагеря. Остальные раненые еще долечивались, часть из них скрывали по домам жители. Последних вылечившихся Алексей Мартынович тайно вывел из деревни. Ими были радист роты связи 34-го стрелкового полка Константин Яковлевич Трокин и жена офицера-пограничника Надежда Егоровна Степаненко. Дальнейшее пребывание в деревне Медно было опасно. Память не сохранила всех имен, но некоторые фамилии известны. Это К.Я.Трокин, Н.Е.Степаненко, Иван Дарков, Василий Карпенко, Иван Черный.

Многие оставшиеся в живых после войны писали Алексею Мартыновичу благодарственные письма.  Вот одно из них:

«Дорогой и многоуважаемый наш Алексей Мартынович! Сегодня 11 апреля 1975 года, получил от Вас весточку, что Вы остались в живых. Я очень был рад, как говорится, до слез. Я вообще не думал, что Вы остались живы, как не знал, что остался жив Василий Семенович Потеюк, у которого я в последнее время лежал в клуне раненым и откуда бежал вместе с Надей Степаненко, женой начальника резервной заставы. Я как сейчас помню, как Вы перевозили нас на повозке из Рогозно в Медно в начале июля 1941 года. Передаю мою благодарность Вам и другим товарищам по сопротивлению, которые помогали нам в тяжелое лето 1941 года. А еще шлет Вам привет Надежда Егоровна Степаненко (теперь она Петрова), проживает в г.Львове по улице Терешковой д. 13 кв.4. В Луцке Волынской области в то время (1941-1942 год на станции Рожище) мы с Надеждой проживали нелегально у Шпирковской Марии Ивановны. Ее муж умер, а она жива. Со станции Рожище мы ушли в партизаны и воевали в отряде полковника Прокопюка Николая Архиповича. Сейчас Прокопюк в отставке, ему 75 лет, проживает в г.Москве. После расформирования нашего партизанского отряда в октябре 1944 года я был направлен в органы государственной безопасности в г.Львов, где прослужил до мая 1946 года, откуда по просьбе моей матери и райисполкома я был освобожден от службы и выехал на родину в Казахстан, где и проживаю до настоящего времени. До свидания дорогой Алексей Мартынович! Привет Вам от моих родных и Вашей жене, всем жителям Медно и ветеранам! Целуем, обнимаем, Трокины.»


Капитан в отставке Константин Яковлевич Трокин

На имя директора Медновской восьмилетней школы пишет Павел Иванович Беличенко, он рассказывает о подвиге А.М.Бондарука во время Великой Отечественной войны. Сам П.И.Беличенко служил в 34-м стрелковом полку, который дислоцировался возле деревни Медно.

Вот отрывок из его письма:

«…Рядового из 34-го стрелкового полка Трокина Константина Яковлевича, спас житель Вашего села Алексей Мартынович Бондарук. Он спас не только Трокина К.Я., но и жену офицера-пограничника Надежду Егоровну Степаненко. Прошу Вас выяснить, кто еще был спасен из раненых, которые находились возле границы в 1941 году. С уважением и признательностью Беличенко Павел Иванович».

Эти письма нельзя читать равнодушно, они вызывают чувство гордости за таких людей, как Александр Мартынович, которые рискуя своей жизнью, спасали других.


Жители д.Медно и спасенный ими красноармеец 34-го стрелкового полка Кузенный И.М.
Слева направо: Полещук Халимон Григорьевич, Полещук Е.У., Кузенный Иван Макарович, Наумчик М.Г., Наумчик П.М.
д.Медно, 1986 год 

Дочь А.М.Бондарука, будучи на экскурсии в г.Львове, заходила к Надежде Егоровне Степаненко (Петровой, которая передала для Алексея Мартыновича рубашку, которую он хранил как самый дорогой подарок.

Осенью 1941 года бежал из фашистского концлагеря лейтенант пограничных войск Р.Ф.Щупиков. Пришел в деревню Медно, здесь жила его жена, которая до войны работала учительницей в Медновской школе. Здесь они и познакомились, поженились. Щупикова в деревне все хорошо знали, поэтому здесь оставаться ему было нельзя. Над его семьей нависла смертельная опасность. Вечером Люба Щупикова пришла к Алексею Мартыновичу за советом: как быть дальше?

- Не беспокойся Люба, я его устрою.

А.М.Бондарук написал справку на имя Р.Ф.Щупикова в том, что его паспорт якобы сдал на временную прописку, а до этого он работал в деревне Дуричи на строительстве оборонных сооружений (многие гражданские люди перед войной выполняли эти работы). На справке поставил довоенную дату и заверил печатью местного сельского Совета.

С этим «документом» Щупиков прожил в деревне Олтуш Малоритского района пока не зажила рана, а затем ушел в партизаны, где был командиром роты в отряде имени Ворошилова.

В 1942 году немцы зверски убили жителя деревни Дубрава Антона Бенедиктовича Левчука. Его убили в рыбхозе, в бывшем имении Ляхара. Жену его, Марию Васильевну, с двухлетним сынишкой арестовали, привезли в деревню Медно и закрыли в сарае возле школы. Несколько дней пытали. Тайком от немцев, жена А.М.Бондарука, Федора Климовна (умерла в 1972 году) носила ей еду. Ничего не добившись, немцы расстреляли Марию Васильевну. Ее двухлетнего сына взяли к себе в семью Бондаруки. Надо знать, какой опасности подвергалась только за это семья Бондаруков.


Антон Бенедиктович, Мария Васильевна Левчук с сыном Брониславом.
д.Дубрава, июнь 1941 года

Даже родственники боялись сразу взять к себе ребенка. Так он прожил в семье Алексея Мартыновича более двух месяцев, пока все не улеглось, а потом его забрала к себе тетка Елена Бенедиктовна Середа, которая жила на хуторе возле деревни Орлянка Малоритского района. У нее мальчик и вырос.

Бронислав Антонович Левчук проживал в деревне Дубрава со своей семьей, у него выросло пятеро детей. Работал трактористом на Медновской птицефабрике и очень часто навещал Алексея Мартыновича, которого называл вторым отцом.

Подробно об этом, по рассказам своих родителей сообщила дочь Бронислава Антоновича Левчука, Галина:

«В числе жертв фашизма оказался мой дедушка Антон Бенедиктович Левчук. Фашисты посадили его в тюрьму в Домачево. Здесь ему повезло, один охранник сообщил ему: «Если тебе удастся вырвать решетку, ты сможешь уйти на свободу...». В один из дней Антону Бенедиктовичу это удалось, он сбежал из тюрьмы. Как потом стало известно, немцы расстреляли того охранника. Но побыть на свободе дедушке пришлось не долго. Однажды он захотел повидать жену и сына. Но этот день оказался для всех роковым. Встретится они должны были на хуторе, в доме его сестры. Антон Бенедиктович знал, что ищут, но не предполагал, что за домом его сестры установлено наблюдение. И как только он вошел в дом, немцы окружили дом. Дедушка был схвачен, долго сопротивлялся и его не могли связать. Тогда полицаи зарубили его топором. Бабушку мою, Марию Васильевну и моего отца, которому в то время было всего два года, немцы увезли в деревню Медно. Там их закрыли в сарай. Фашисты долго пытали Марию Васильевну, ничего не добившись от нее – расстреляли. Мой отец, Бронислав Антонович Левчук, двухлетним ребенком чудом остался жив. Добрые люди взяли его к себе в семью. Это был Алексей Мартынович Бондарук.»

И вновь вернемся к лазарету, где жители Медно выхаживали и лечили раненых советских солдат. Вспоминает Анастасия Максимовна Ярошук, дочь М.А.Дорошука:

«У одного из раненых был баян, он часто играл на нем. При отходе за линию фронта он оставил баян моему отцу, потом немцы забрали баян. Когда уходили наши бойцы, они просили записать их домашние имена. Я все адреса записала, тетрадь завернула в тряпочку и положила в уголок на полку, за икону. Когда немцы подожгли наш дом, все сгорело. Тяжелораненых приходилось ежедневно переворачивать. Эту работу обычно выполняли Алексей Мартынович Бондарук, Михаил Онуфриевич Дорошук, жена Халимона Григорьевича Полещука. Некоторых тяжелораненых отправляли в горд Брест в госпиталь военнопленных. Сколько старания по спасению раненых проявил Алексей Мартынович Бондарук. Многие из них, оставшись в живых, до сих пор помнят и благодарят его за это. Двое были сильно контужены, одного привезли уже без сознания, его долго лечили, и он поправился. Звали его Павел. Второй контуженный лежал почти без движения. Помню, было воскресенье, я напекла картофельных блинов, подала ему один блин. Он кое-как взял его в руки, да так и умер, держа блин в руках. Сколько после этого прошло лет, а я все время вспоминаю это, как будто было вчера. И не забыть этого никогда…».

После освобождения деревни Медно от фашистов Алексей Мартынович трудился на восстановлении народного хозяйства. В 1949 году, когда в Медно был организован колхоз, его избирают председателем ревизионной комиссии. Работал в совхозе, на Медновской птицефабрике, потом ушел на заслуженный отдых. И все это время ему шли и шли письма от спасенных им советских солдат и их родственников.
Воины 75-й стрелковой дивизии и другие, спасенные Алексеем Мартыновичем Бондаруком, фамилии которых удалось установить:

  • Трокин Константин Яковлевич - 34-й стрелковый полк
  • Кузенный Иван Макарович - 34-й стрелковый полк
  • Степаненко И.И. - начальник 4-й резервной погранзаставы ст.Дубица
  • Карпенко Василий Степанович - 34-й стрелковый полк
  • Шерстяк Семен Евтихович
  • Жданов Дмитрий Федорович - офицер-пограничник
  • Пойдун Григорий Яковлевич
  • Олиферов Василий
  • Черный Иван
  • Литвиненко Николай Никитович - 75-й отдельный батальон связи
  • Солодцюк Роман
  • Солодцюк Павел
  • Степаненко Надежда Егоровна -жена начальника 4-й РПЗ
Категория: Мои статьи | Добавил: 115sp75sd (20.04.2018)
Просмотров: 48 | Теги: медно, 75 стрелковая дивизия, 1941 год, Бондарук | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск по сайту

Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами.
Мы рады всем, кто помогает нам в нашей работе.
Copyright Сообщество "Память воинов 75-й стрелковой дивизии" © 2018