75-я стрелковая дивизия 1-го формирования
Светлой памяти наших отцов, дедов и прадедов
ПОСВЯЩАЕТСЯ...
Меню сайта
Категории раздела
Управление дивизии [41]
Раздел включает в себя сведения о личном составе управления 75-й стрелковой дивизии.
Отдел политической пропаганды [10]
Раздел включает в себя сведения о личном составе отдела политпропаганды 75-й стрелковой дивизии
Особый отдел дивизии [4]
Друзья и партнеры
...
Главная » Файлы » Управление дивизии » Управление дивизии

Капитан ЛЮТИН Александр Апполосович, помощник начальника 1-го отделения штаба 75-й стрелковой дивизии
27.01.2017, 19:29

ЛЮТИН Александр Апполосович, капитан. (26.08.1909 - 27.06.1941)
​Помощник начальника 1-го отделения штаба 75-й стрелковой дивизии.

Родился 26 августа 1909 году в селе Уни, Унинской волости, Глазовского уезда, Вятской губернии.
В 30-е годы окончил пехотное училище.
Участник советско-финляндской войны 1939-1940 года, командовал снайперской ротой 75-й стрелковой дивизии.

В 1940 году назначен помощником начальника 1-го отделения штаба 75-й стрелковой дивизии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 мая 1940 года награжден медалью "За боевые заслуги".



Из "Исторического формуляра Управления 75-й стрелковой дивизии" РГВА: ф. 34912, оп. 1, д. 43.

С 22 по 27 июня 1941 года участвовал в боях под г.Малорита. При проведении разведки места прорыва 27.06.1941 года был тяжело ранен. До 1965 года считался пропавшим без вести.

Благодаря ветеранам 75-й стрелковой дивизии удалось установить факт гибели и место захоронения капитана А.А.Лютина.
Капитан Александр Апполосович Лютин героически погиб при выходе из окружения 27.06.1941 года в д.Мокраны.
Похоронен в д.Мокраны Малоритского района Брестcкой области.
Место захоронения, фото 1968 года.


Здесь с 1909 по 1929 года жил А.А. Лютин, теперь в этом доме Унинский краеведческий музей

Родился Александр Апполосович 26 августа 1909 году в селе Уни, Унинской волости, Глазовского уезда, Вятской губернии, в семье псаломщика Александро-Неского храма  Апполоса Михайловича и Александры Васильевны Лютиных. В семье было семеро детей. 
Средний Александр обучался в Унинской школе, получил образование.В 30-х годах дети семьи Лютиных разъехались в разные места.
Александр - стал профессиональным военным. Участник финляндской войны, командовал снайперской ротой 75-й стрелковой дивизии. С 1940 года капитан Лютин А.А. - помощник начальника штаба 75-й стрелковой дивизии.
Погиб 27.06.1941 года в районе деревни Мокраны Малоритского района Брестской области.
Младшая дочь Зинаида Александровна и внучка Елена Владимировна проживают в г.Калининград.


Капитан А.А.Лютин с дочерью Леночкой накануне войны.


О том как погиб капитан Лютин А.А. рассказывал участник тех событий лейтенант Коровченко Г.М.:
" В ночь с 26 на 27 июня 1941 года дивизия была полностью окружена. Командир дивизии Недвигин С.И. после совещания штаба, принял решение о прорыве оставшихся подразделений дивизии через Ковельскую дорогу и идти на соединение с частями 4-й армии. Для разведки участка прорыва была послана разведывательная группа из состава 115 стрелкового полка под руководством командира 1-го батальона 115 полка старшего лейтенанта Ярышкина И.М. При проведении разведки  Ярышкин И.М. был ранен, группу возглавил капитан Лютин А.А..
Группа выполнив задание вернулась в середине дня неся тяжело раненого капитана Лютина А.А.. Командиру дивизии Недвигину С.И. было доложено, что дорога полностью занята противником. Раненого Лютина А.А. посадили вместе с присматривающей за ним девушкой из штаба и шофером в машину генерала Недвигина С.И.. Бригадный комиссар Ткаченко И.С. накинул свою шинель на плечи Лютина А.А. и всем троим выдали автоматы. Выскочить из окружения машина с раненым капитаном Лютиным А.А. не смогла. На машине они ворвались в деревню Мокраны , где располагался штаб какой-то фашистской части. Открыв огонь они уничтожили живую силу врага у штаба, но машину фашистам удалось подбить. Все трое, в том числе и капитан Лютин А.А. погибли. 
Комиссарская шинель и генеральская машина породили легенду о подвиге генерала Ковалева, под именем которого за несколько дней до этого в Мокранах появлялся генерал Недвигин. 
Немцы приказали местным жителям выкопать возле дороги Брест-Ковель могилу и с почестями похоронили погибших. 
В 1965 году, разбираясь с историей похороненного генерала, вспомнилась и история с шинелью Ткаченко И.С. и машиной Недвигина С.И., стало понятно, что фашисты похоронили погибшего в том бою капитана Лютина А.А..

Через несколько лет на братской могиле был установлен памятник войнам 75-й стрелковой дивизии и увековечено имя капитана Лютина А.А.. На встречах ветеранов 75-й стрелковой дивизии, мы всегда приезжаем в Мокраны почтить память наших павших товарищей." 

           

Встреча ветеранов 75-й дивизии д.Мокраны июнь 1981 года

Статья "Шинель бригадного комиссара", газета "Сельская газета" за 17 ноября 1963 года.​
    

   

В нашей газете уже рассказывали о легендарном подвиге генерала Ковалева и его боевых товарищей в первые дни Великой Отечественной войны. Кто же такой генерал Ковалев?
Авторы рассказов, брестские журналисты Н.Пинчук и А.Бляхер, получили много писем от участников описываемых событий. Личности героев брестской легенды, наконец установлены.
В публикуемом сегодня материале рассказывается о том, как это удалось выяснить.
Стоит обелиск в центре села Мокраны. Надпись гласит, что здесь похоронены 75 советских воинов, в том числе генерал-майор Ковалев. Заботливо ухаживают за этой братской могилой колхозники, о генерале Ковалеве вспоминают как о человеке из легенды. Вот уже более двух десятилетий говорят о его подвиге в Мокранах.
Война ворвалась на Брестчину. На исходе дня по селу, занятому гитлеровцами, стрелой промчалась черная легковая машина. Поравнялась с магазином, возле которого собралась группа немцев, затем обогнала роту солдат на марше. Из машины в гущу гитлеровцев полетели гранаты, застрочил автомат. Застигнутые врасплох, фашисты падали, сраженные пулями и осколками.
Опомнившись, немцы открыли огонь. Им удалось подбить автомашину. В неравной схватке погибли наши смельчаки – генерал, шофер-лейтенант и женщина в военной форме.
Когда после войны переносили останки героев, в братской могиле была найдена бутылка с документами. По словам местных жителей села Мокраны, это были документы генерала Ковалева. Найденные бумаги вроде были переданы в Малоритский военкомат, а оттуда в Брестский областной военкомат. Где-то они затерялись. Из Министерства обороны СССР сообщили, что по проверенным Главным управлением кадров учетным данным, установить генерала Ковалева не удалось. На этом сведения о погибших в селе Мокраны советских воинов обрываются.
Кто же такой генерал Ковалев? Кто его боевые товарищи? Знают ли о их судьбе близкие?
Об этом рассказывалось в корреспонденции «Человек из легенды», которая была опубликована в «Сельской газете» 26 января этого года.
После выступления газеты авторам этих строк и непосредственно в село Мокраны пришло много писем. Большинство из них – от Ковалевых, потерявших в годы войны своих родных и близких.
В письме, присланном директором Кричевского краеведческого музея М.Ф.Мельниковым, высказывалось предположение: не его ли земляк Александр Антонович Ковалев погиб в Мокранах?
Александра Петровна Ковалева, жена прославленного генерала-пограничника Александра Антоновича Ковалева, приехав из Москвы в Мокраны и побеседовав с десятками людей, вынуждена была сказать: «Нет, это не он.»
На этом, если помните, обрывался наш второй рассказ о генерале Ковалеве и его товарищах по оружию, который был напечатан в «Сельской газете» 26 мая.
Кто же они, эти безымянные герои в серых шинелях, погибшие в Мокранах? Мы должны всегда помнить, что не было безымянных героев. Это были хорошие советские люди. Они любили жизнь. Они отдали ее за то, чтобы над нашей страной было чистое небо, за мир на земле.
Сделать легенду былью, назвать имена героев, погибших в Мокранах в первые дни Великой Отечественной войны, могли бы бойцы и командиры 75-й стрелковой дивизии. Это они до 26 июня 1941 года стояли тут гранитной стеной, превратив Малоритские леса и болота во вторую Брестскую крепость.
Но много ли осталось из них в живых? Ведь впереди была такая трудная дорога войны. А если живые, то прочтут ли они наш рассказ?
Есть живые, выстояли!.. Они прорвали стальное кольцо окружения, защищали родную Москву, стояли насмерть на Волге, добивали фашистского зверя в его берлоге, водрузили знамя Победы над рейхстагом. Некоторые из них прочитали рассказ о генерале Ковалеве и теперь дополняют его, уточняют.
Вот письмо из Черкасской области. Его автор Григорий Михайлович Коровченко, сражался в 1941 году с фашистами под Малоритой, командовал первой стрелковой ротой. Гитлеровцы обрушили на позиции советских воинов ураганный артиллерийский и минометный огонь, применяли танки и авиацию. Со стороны могло показаться, что тут уничтожено все живое, но стоило вражеским автоматчикам продвинуться вперед, как они тут же получали отпор с наших позиций.
Пришло письмо и от бывшего начальника штаба 4-й армии, а ныне генерал-полковника Л.М.Сандалова. Но и оно не утешительно. Леонид Михайлович утверждает, что кроме бывшего командующего Западным военным округом Михаила Прокофьевича Ковалева, других Ковалевых в Белоруссии накануне Великой Отечественной войны не было. Михаил Прокофьевич Ковалев, ныне генерал-полковник запаса, живет в Москве.
И вот почтальон принес еще одно письмо. Оно из Краснодара. Его автор Иван Степанович Ткаченко был в 1941 году комиссаром 75-й стрелковой дивизии.
«Подвиг, о котором рассказывается в газете, действительно был…- пишет тов. Ткаченко. И он, возможно, породил ту легенду, которая и поныне живет в Мокранах. Вот как было дело.
С 22 по 26 июня 1941 года части нашей 75-й стрелковой дивизии вели тяжелые кровопролитные бои с гитлеровцами. Сдерживая натиск превосходящих сил противника, мы отошли от границы и расположились западнее села Мокраны, вблизи шоссейной дороги Брест-Ковель.
Селом Мокраны уже овладели фашисты. Наша дивизия попала в окружение. Посоветовавшись мы с генералом Недвигиным приняли решение прорываться через Ковельскую дорогу и соединиться с частями 4-й армии. С этой целью 26 июня в 8 часов утра послали разведку. Цель – ознакомиться с местностью для организации прорыва тремя группами.
В 11 часов утра этого же дня в штаб дивизии пришел поддерживаемый солдатами капитан Лютин. В разведке он был тяжело ранен в левое плечо. Капитану Лютину было тогда 28-30 лет. Вышесреднего роста, худощав, лицо смуглое, глаза карие, темноволос. Он напоминает мне киноактера Кадочникова. Я очень уважал этого командира. Как быть с ним в эту грозную минуту, ведь мы готовимся к прорыву? Ему, тяжелораненому, придется очень трудно, хотя капитан и пытается скрыть это. Я вызвал молоденькую сестру. К сожалению, фамилию ее память не сохранила. Невысокого роста, черноглазая, энергичная, с короткой прической, она быстро перевязала капитану руку.
Потом я вызвал шофера младшего сержанта Бабенко, которому было лет 20-22 и распорядился усадить раненного капитана в черную «эмку». Она была тогда единственной легковой машиной в дивизии. Медсестре приказал остаться с раненным для присмотра. У капитана Лютина и младшего сержанта Бабенко лежали на коленях автоматы. Машину до отказа наполнили гранатами. Знали, что пробиваться придется с боем. Район сбора им был известен. И я на этот раз не как командир, а как отец обнял капитана, шофера и медицинскую сестру. Ночью прохладно. Я видел, как капитана Лютина знобит, а шинели при нем нет. И я оставил ему свою. Моя шинель темно-серого драпа, точно такая, как у генерала Недвигина. Правда, окантовка у генерала красная, а у бригадного комиссара малиновая. У генералов звездочки, а у нас, комиссаров, тогда в 1941 году еще были ромбы.
Да, бой был жестокий. Нам удалось ценой больших потерь прорвать вражеское кольцо. Пали геройской смертью на поле боя заместитель начальника штаба дивизии майор Степан Ефимович Гаврющенко, инструктор политотдела дивизии старший политрук Шерстнев».
Сильно поредевшая, дивизия вышла на станцию Сарны. Тут распространились слухи, что комиссар дивизии Ткаченко, автор вышеприведенного письма, погиб при прорыве в Мокранах. Это тяжелое известие прибыло в Башкирию, куда была эвакуирована из Мозыря семья комиссара. А отправил эту печальную весть начальник снабжения дивизии майор Манафов. Ему, по всей вероятности, кто-то сообщил о неравном поединке в Мокранах. И он, конечно, не знал, что Ткаченко уступил свою машину раненому капитану Лютину, а потому был уверен, что погиб комиссар дивизии.
Иван Степанович Ткаченко полагает, что бой с фашистами вели в Мокранах 26 июня 1941 года капитан Лютин, шофер Бабенко и медицинская сестра.
Шинель бригадного комиссара, оказавшаяся в машине, дала немцам основание заявить, что они убили генерала, а два треугольника младшего сержанта они приняли за кубики лейтенанта.
Так, вероятно, и было. Но как могла появиться на памятнике фамилия генерала Ковалева? Такую фамилию в Мокранах называют десятки людей. Они встречались с живым генералом Ковалевым: одни за несколько дней, другие за несколько часов до его гибели. При знакомстве сам генерал представлялся Ковалевым.
«Такой факт имел место, - подтверждает бывший комиссар 75-й стрелковой дивизии Ткаченко, - 26 июня 1941 года на хуторе Самосюка и Иванюка был генерал с группой офицеров и солдат, разговаривал с крестьянами. Отрекомендовался он Ковалевым, хотя на самом деле это был командир 75-й стрелковой дивизии генерал-майор Недвигин. Ему действительно в то время было лет около пятидесяти. Плотный, коренастый, блондин, шея короткая, голову брил наголо. Выправка стройная, походка энергичная.
Почему же генерал Недвигин представлялся генералом Ковалевым? Видимо, для того, чтобы ввести в заблуждение немцев. Они знали, что до сих пор они воюют с 75-й стрелковой дивизией, которой командует генерал-майор Недвигин. Минувшей ночью, применив маневр, мы здорово потрепали противника. Представляясь генералом Ковалевым, генерал Недвигин был уверен, что слухи дойдут до немцев. Это, по его замыслу, спутает им карты. Немцы до выяснения обстановки (что это еще за соединение генерала Ковалева?) не пойдут на штурм. Генерал Недвигин (Ковалев) хотел, попросту говоря, выиграть время.
И это, как потом оказалось, ему удалось. Дивизия вырвалась из окружения и на украинской земле, в районе станции Сарны, соединилась с основными частями Советской Армии.
К сожалению, сам генерал Недвигин не может подтвердить и уточнить факты. Он умер в 1962 году».
Как видите, легенда обрела реальность. Мы с уверенностью можем сказать, что 26 июня 1941 года в Мокранах сражался с фашистами не генерал Ковалев, а капитан Лютин, шофер Бабенко и пока неизвестная нам медицинская сестра.
Мы знаем: их живые боевые товарищи откликнуться на наш рассказ, допишут его, назовут нам полные имена героев.

А.Бляхер И.Пинчук
Работники брестской районной газеты «Заря над Бугом»


Документы архивов:
Список ОК Западного фронта
Приказ ГУК НКО СССР об исключении из списков КА
Книга памяти Кировской области
Документ о захоронении


22 июня 2017 года на встречу родственников воинов 75-й стрелковой дивизии приехала дочь капитана А.А.Лютина - Зинаида Александровна Майорова и внучка - Елена Владимировна Лобова.

  


Категория: Управление дивизии | Добавил: admcarservice | Теги: помощник начальника штаба 75-й стре, Капитан ЛЮТИН Александр Апполосович
Просмотров: 642 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
avatar
1 115sp75sd • 19:32, 19.04.2017
22 июня 2017 года, в День памяти и скорби, в д.Мокраны Малоритского района на улице имени Александра Апполосовича Лютина, при участии Зинаиды Александровны Майоровой (Лютиной), дочери капитана А.А.Лютина пройдет торжественное открытие мемориальной доски.
avatar
Вход на сайт
Поиск по сайту

Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами.
Мы рады всем, кто помогает нам в нашей работе.
Copyright Сообщество "Память воинов 75-й стрелковой дивизии" © 2019